Видеоархив
Наш канал на YouTube
Подпишитесь на наш канал
Собираем всех вокруг
О нас должны знать все!
Пригласи друга, соседа, родственника...
Календарь-афиша
Планы, события, мероприятия
Наш личный органайзер :-)
Теплый Стан. Главная страница Теплый Стан
FAQ и Правила • Поиск • Регистрация • Вход

Новые темы • Обновленные темы • Популярные темы • Последние опросы
Статистика форума • Рубрикатор форума • Справочник • Календарь • На главную

Тема-вопрос: Казнокрадство в русской литературе
На первое сообщение темы    На последнее сообщение темы На страницу Пред.  1, 2, 3
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Теплый Стан -> Культура. Искусство. Русский язык и литература
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
koriolis
Старейшина форума



Откуда: Ясенево
Появился: 26.02.2010
Сообщения: 2673

Сообщение Добавлено: 5-10-2017, 04:20        Ответить с цитированием  

Jayna писал(а):
koriolis писал(а):
Должен или отдать долг или застрелиться.

Т. е. было какое-то понятие о чести. А у современных чиновников, насколько я знаю, нет никакого кодекса чести или понятий об этике.

Вы по УК судите о людях? О том какие они были?)))
Мне кажется, что тогда уж объективнее будет судить, основываясь на художественных произведениях, с которых началась эта тема.

Это напоминает примеры из статистики, когда люди делали неправильные выводы, так как была нерепрезентативная выборка. Например, если взять РФ сегодня и по количеству уголовных дел о коррупции судить об уровне коррупции в России. Получится, что в России коррупции почти нет, а в Чечне, например, её нет совсем)))


       
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Jayna
Ветеран форума



Появился: 04.01.2011
Сообщения: 438

Сообщение Добавлено: 6-10-2017, 22:40        Ответить с цитированием  

koriolis писал(а):
Вы по УК судите о людях? О том какие они были?)))

Нет, конечно. И вообще УК не предписывает застрелиться в случае неотданного долга... Ладно. Возвращаемся к литературе.

Автор: Лесков Николай Семёнович (1831-1895 гг.).
Произведение: рассказ "Однодум" из сборника "Праведники".
Главный герой: Рыжов А. А.

Главный герой прославился тем, что был квартальным, который не брал взятки; кроме того, не стал отводить на рынке для своей матери лучшего места, не занимался казнокрадством. Описывая казнокрадство и взяточничество в рассказе "Однодум", Лесков Н. С. пишет:

Цитата:
Квартальническое место, хотя и не очень высокое, несмотря на то, что составляло первую ступень ниже городничего, было, однако, довольно выгодно, если только человек, его занимающий, хорошо умел стащить с каждого воза полено дров, пару бураков или кочан капусты; но если он не умел этого, то ему было бы плохо, так как казённого жалованья по этой четвертой в государстве должности полагалось всего десять рублей ассигнациями в месяц, то есть около двух рублей восьмидесяти пяти копеек по нынешнему счёту. На это четвертая особа в государстве должна была прилично содержать себя и свою семью, а как это невозможно, то каждый квартальный "донимал" с тех, которые обращались к нему за чем-нибудь "по касающемуся делу". Без этого "донимания" невозможно было обходиться, и даже сами вольтерианцы против этого не восставали. О "неберущем" квартальном никто и не думал, и потому если все квартальные брали, то должен был брать и Рыжов.

Как относится автор к главному герою своего рассказа?

Лесков Н. С. пишет о том, что протопоп и городничий считали главного героя юродивым, поэтому передумали докладывать в Санкт-Петербург, что они подозревают Рыжова в ереси.

Цитата:
- Каялся, - говорит, - в одном, другом, в третьем, - во всём не свят по малости, но грехи все простые, человеческие, а против начальства особого зла не мыслит и ни на вас, ни на меня "по касающему" доносить не думает. А что "даров не приемлет", - то это по одной вредной фантазии.
- Всё же, значит, есть в нём вредная фантазия. А в чём она заключается?
- Библии начитался.
- Ишь его, дурака, угораздило!
- Да; начитался от скуки и позабыть не может.
- Экий дурак! Что же теперь с ним сделать?
- Ничего не сделаешь: он уже очень далеко начитан.
- Неужели до самого до "Христа" дошёл?
- Всю, всю прочитал.
- Ну, значит, шабаш.
Пожалели и стали к Рыжову милостивее. На Руси все православные знают, что кто Библию прочитал и "до Христа дочитался", с того резонных поступков строго спрашивать нельзя; но зато этакие люди что юродивые, - они чудесят, а никому не вредны, и их не боятся.

А губернатор Ланской Сергей Степанович после дерзкого разговора с Рыжовым, назначил Рыжова городничим (как я понимаю, за честность).

Рыжов в рассказе Лескова Н. С. - это юродивый или честный человек? Я думаю, что Лесков Н. С. не пытался сделать из Рыжова юродивого. Если бы Рыжов просто был юродивым, тогда какой смысл Ланскому С. С. назначать юродивого городничем? Кроме того, Рыжову был пожалован дарующий дворянство владимирский крест. За что? За то, что он юродивый? Владимирский крест и дворянское звание не являются заслугами за юродство. Когда Ланской С. С. спрашивает у других чиновников, как такой человек как Рыжов терпится в обществе, чиновники ему отвечают, что Рыжов по службе хорош. Жену Рыжова нельзя отнести к юродивым, она была простая досужая крестьянская женщина, она служила своему мужу, а он был её господин; она боялась своего мужа, как лица, поставленного над нею законом божеским и имеющего на неё божественное право. Кроме того, простолюдины не считали Рыжова юродивым, они его вообще не отличали от остальных людей, находящихся на государственной службе, "таких-неких-этаких".

Может быть, Лесков Н. С. в рассказе "Однодум" хотел показать, что соблюдение патриархальных традиций/божественных заповедей препятствует распространению взяточничества и казнокрадства?


       
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Jayna
Ветеран форума



Появился: 04.01.2011
Сообщения: 438

Сообщение Добавлено: 22-10-2017, 01:45        Ответить с цитированием  

Я думаю, что Н. С. Лесков в рассказе "Однодум" поднимает тему морального долга.

http://fb.ru/.....

Словарь Ушакова даёт следующее определение "однодуму":

Цитата:
Однодум - человек, постоянно думающий только об одном, сосредоточившийся на одной мысли, идее.

Н. С. Лесков пишет о своём герое Александре Афанасьевиче Рыжове:

Цитата:
Развитие Рыжова было уже совершенно закончено, и наступало время деятельности, в которой он мог приложить правила, созданные им себе на библейском грунте... И он принял это посвящение и пронес его во весь почти столетний путь до могилы, ни разу не споткнувшись, никогда не захромав ни на правое колено, ни на левое. Впереди нас ожидает довольно образцов его задохнувшейся в тесноте удивительной силы и в конце сказания неожиданный акт дерзновенного бесстрашия, увенчавший его, как рыцаря, рыцарскою наградою... Александр же Афанасьевич выше всего ставил закон: "в поте лица твоего ешь хлеб твой"... на 2 руб. 87 коп. месячного жалованья, на которое жил, служа верою и правдою... Удовольствие Рыжова состояло в исполнении своего долга, а высший духовный комфорт - философствование о высших вопросах мира духовного и об отражении законов того мира в явлениях и в судьбах отдельных людей и целых царств и народов.

Т. е. Рыжов выполнял свой долг как человек принципиальный, он не брал взяток, не занимался казнокрадством из-за своих убеждений, Рыжова ничто и никто не приневоливал не заниматься коррупцией, он этого не делал, т. к. следовал своим нравственным принципам.
Примечательно, что во всём рассказе Н. С. Лескова про само-то казнокрадство мало чего написано, всего упоминаются полено дров, которое предстояло стащить служащему, получающему 2 руб. 87 коп. месячного жалованья, чтобы согреться от холода, пара бураков и кочан капусты. Не очень-то большие аппетиты, по сравнению с современными казнокрадами. А у заседателя мундирная пара была в полном порядке только потому, что он недавно женился на купеческой дочери. Никаких описаний роскошной жизни чиновников в рассказе вообще нет. Интересно в связи с этим прочитать статью П. В. Седова "Из истории российского чиновничества XVII в." - челобитчики приносили в качестве посула иконы, калачи да рыбу:

Цитата:
"На посуле, как на стуле". Из истории российского чиновничества XVIIв.
П. В. СЕДОВ
"НА ПОСУЛЕ, КАК НА СТУЛЕ"
Из истории российского чиновничества XVII в.
Поговорка "На посуле, как на стуле" неразрывно связала российского чиновника и "посул"-взятку. В "Былом и думах" А. И. Герцен запечатлел извечную проблему отечественной бюрократии в характерном историческом анекдоте: "-Я искореню взятки,- сказал московский губернатор Сенявин седому крестьянину, подавшему жалобу на какую-то явную несправедливость. Старик улыбнулся.- Что ты смеешься?- спросил Сенявин.- Да, батюшка,- отвечал мужик,- ты прости, на ум пришел мне один молодец наш, похвалялся Царь-пушку поднять и точно, пробовал- да только пушку-то не поднял!"
Старый крестьянин знал, что говорил. Однако откуда же в российской жизни сформировалось это глубокое убеждение о неискоренимости взяточничества в России? Разумеется, мы далеки от идеализации чиновников в других странах. Известно, что в Италии, например, эта проблема также весьма актуальна, да впрочем, и не только там. Но в данном случае нас будет интересовать именно отечественный опыт, точнее, истоки этого явления на Руси.
Казалось бы, исследование этой деликатной темы связано с непреодолимыми трудностями. Кто же может знать, сколько сулили чиновнику много веков назад, если и ныне поймать взяточника с поличным- задача весьма непростая. Ответ на этот вопрос удалось отыскать в весьма неожиданном месте: монастырских архивах.
Частые пожары были великим бедствием для деревянной Руси. В огне безвозвратно погибла большая часть ценнейших архивов центральных учреждений. Зато каменные стены монастырей сохранили для потомков многие документы, в том числе и расходные книги. В них бережливые монахи тщательно записывали для отчета, сколько, кому и при каких обстоятельствах поднесено в московских приказах.
Самые ранние подобные книги сохранились за конец XVI-XVII вв. В обширных фондах таких известных монастырей, как Соловецкий, Валдайский Иверский, Спасо-Прилуцкий, Антониево-Сийский и других, они насчитываются десятками и сотнями. Но особенно замечательны письма монахов, ходивших по приказам. В этих обширных посланиях детально рассказывается о том, как представителям монастыря приходилось обивать пороги приказов, на какие уловки идти, чтобы провести подьячих, защитить интересы обители. Эти материалы позволяют представить широкую картину подношений в приказах в конце XVI-XVII вв., на заре российской бюрократии.
Современный исследователь приказного строя Московского государства XVIIв. Н. Ф. Демидова обратила внимание на то, что подношения в приказах имели различный характер. Во-первых, это была так называемая "почесть", которая предлагалась челобитчиком заранее для успешного ведения дела. Во-вторых, приказным давали и за конкретную их работу с целью ее ускорения. И, в-третьих,- они получали "посулы" за нарушение закона. По понятиям допетровской Руси, именно последние и были собственно взятками в современном смысле этого слова, тогда как "почесть" и конкретная плата за составление бумаг не преследовались законом.
Эти предварительные и в основном справедливые наблюдения можно существенно дополнить и уточнить благодаря сохранившейся монастырской документации.
Существо "почести" состояло не в материальной ценности подносимого, а в самом факте почтения. Подношение икон, святой воды, яиц к Пасхе наиболее точно выражает этот нематериальный характер "почести". Обложенные дорогими окладами иконы стоили немалых денег, однако в допетровской Руси было весьма стойким убеждение, что икона не может иметь денежного выражения: в случае покупки иконы употреблялось выражение "мена". Принимая икону, приказные получали таким образом от монастыря благословение.
Кроме икон большим спросом пользовались издания типографии Иверского монастыря. Другие монастыри сотнями раздавали приказным ложки, братины, стаканы, ковши, четки и гребни.
Но наиболее массовыми подношениями "в почесть" были калачи и пироги. Их несли как состоятельные, так и бедные просители. Цена пирога колебалась от 6 до 12 копеек, но иногда достигала 24 копеек. Такой пирог несли очень нужному дьяку или самому патриарху.
Иконы, а также калачи и рыба, если ее было немного, принадлежали к разряду "почести", которую можно было принять, не беря обязательств в деле. В 1669г. думный дворянин С. И. Заборовский взял от иверских монахов "в почесть" образ, хлеб и рыбу, а соль отослал обратно. Пять лет спустя он же пытался сохранить хотя бы видимость независимости и, принимая 100 пудов соли (стоимостью 20 рублей), "рекся доброе делать и за соль бьет челом и давал деньги и мы по вашему писанию не взяли",- сообщали монахи в монастырь.
Челобитчики не упускали случая поздравить приказных с новосельем, именинами и свадьбами домашних или выразить свои сожаления по случаю пожара. Такие же подношения, включая рыбу и вино, делались и в связи с новым служебным назначением. Без "почести" было трудно даже подступиться ко вновь назначенным приказным: в 1676г. остановились дела Иверского монастыря в Поместном приказе "затем, что началные люди ныне все новые, не можем к ним по се число признаться, преже дела хотят почести немалой".
Почтить приказных можно было и иным подарком. Иверский монастырь славился своими мастерами, и в 1670г. подьячий Большого дворца просил иверских монахов сделать ему две нарядные коляски "и мы ему купя,- писали монахи,- дали коляску и он велел монастырского дела привесть, а человек он угрюмой пуще дьяков: станет дело делать- зделает, а не захочет- спортит". По словам монахов, он все откладывал дело: как "ни виснем... и он дел не делает". Для этого "угрюмого" подьячего монахи заказали в Москве два стула и сообщали в монастырь: "всяко щетаемся- иным сеном, а иным стулами и телегами и досками".
Крупные монастыри, у которых были свои рыбные ловли, ежегодно раздавали в Москве изрядное количество рыбы "в почесть". Существовало выражение: ударить челом "сковороткою рыбки", то есть когда-то это действительно было небольшое количество рыбы, выражавшее именно почтение. Со временем размер "сковоротки" значительно вырос: в 1674г. Иверский монастырь ударил челом А. С. Матвееву "сковородочкой свежие рыбки на двух возках": на одном была отборная крупная рыба, на втором- 5000 сельдей. Подношение рыбы к Масленице, "сырной неделе" и Николину дню считалось обычным делом.
С одной стороны, раздача рыбы действительно имела характер "почести", для которой годилась не всякая рыба. В 1669г. наместник иверского подворья писал в монастырь: "А что... прислано к нам на расход и в раздачу 6000 сельдей, и на Москве такою рыбою не дорожат и в честь ее не ставят, хотя б и большие сельди были"; "и ныне... дела все стали, что дать везде надобно, а нечево- ни денег, ни рыбы". С другой стороны, все прекрасно осознавали материальную ценность подносимой "почести": один "возик" отборной рыбы мог стоить тогда в Москве 15 рублей.
"Почесть" носила характер своеобразного соглашения- в обмен на нее приказные люди как бы брали на себя обязательство благожелательно отнестись к челобитчику. Но даже "законная" рыба "в почесть" к празднику, как это осознавалось обеими сторонами, не могла не влиять на ход дела в приказе.

http://magazines.russ.ru/zvezda/1998/4/sedov.html
Нынешние чиновники берут взятки миллионами и воруют из казны тоже миллионами. Когда ж у них успели вырасти аппетиты, если ещё в царское время им хватало полена и калача, а сегодня им нужны миллионы денег?


       
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Теплый Стан -> Культура. Искусство. Русский язык и литература Часовой пояс: GMT + 3
Страница 2 из 3 На страницу Пред.  1, 2, 3


Перейти:  
Вы можете начинать темы
Вы можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Главная    Справочник    Календарь    Форум    Фотографии    Новости    Блог    Статьи    Объявления    Вакансии    Гостевая    Карта сайта    Реклама





           

Copyright: Antah (C), 2006-2019

Теплый Стан. Обратная связь